?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На удивление адекватная статья на "Открытой России". Обычно туда как не зайдёшь из любопытства, хочется сразу в душ и долго-долго оттираться жёсткой мочалкой, а тут глядишь ты...

Днем 17 июня 2016 года жителю Новокузнецка Тимофея Комарова позвонил участковый Николай Яштылов — старый знакомый Комарова. «Зайди ко мне», — сказал участковый. Решив, что Яштылов хочет повидаться с ним «по старой памяти», мужчина оделся и пошел в отдел полиции «Заводской».
Участковый встретил посетителя у дверей ОВД. «Тебя ФСБшники ищут, скорее всего, что-то на тебя в интернете нашли», — предупредил он. В кабинете действительно сидели двое незнакомцев с удостоверениями сотрудников Федеральной службы безопасности; они предложили мужчине сесть и поговорить. Тогда Комаров еще не знал, что знакомство с ФСБшниками затянется, а его страница во ВКонтакте станет поводом для возбуждения трех уголовных дел.




Свастика, суд, опрос

Тимофей Комаров, сорокалетний слесарь-ремонтник Западно-Сибирского металлургического комбината, вспоминает, что сильно удивился присутствию сотрудников ФСБ. По его словам, раньше он никогда не попадал в поле зрения полицейских, и уж тем более сотрудников спецслужб. «Сейчас мы пойдем в суд», — объяснили ему, на все попытки выяснить, зачем, Комарову отвечали «узнаешь».

После недолгих препирательств мужчину отвели в Заводской районный суд, где судья Марина Полякова признала его виновным в демонстрации нацистской символики (часть 1 статьи 20.3 КоАП РФ). В постановлении отмечено, что Комаров на своей странице ВКонтакте «допустил публичное демонстрирование символики НСДАП», а именно — свастики. «Я читал книгу про историю НСДАП, потом удалил ее, а картинка осталась в сохраненных. Вот они ее и нашли», — объясняет мужчина. На заседании он признал свою вину и отделался штрафом в полторы тысячи рублей.

Выйдя из зала, Комаров встретил тех же самых ФСБшников — они ждали его в коридоре. Тимофею объяснили, что домой он поедет не один, так как у него проведут обыск. «Мне показали бумаги о том, что у меня будет обыск, подписанные судьей. Вызвонили двух понятых, посадили в машину», — вспоминает Тимофей. По его словам, сотрудникам спецслужбы было «очень удобно» обыскивать его, так как он недавно переехал в новую квартиру и не до конца распаковал вещи. «Все коробки были подписаны, они вскрыли те, что с электроникой, достали из компьютеров жесткие диски, все флешки, карты памяти и упаковали в мешок. Потом поехали на квартиру к моей матери, там тоже искали, но ей 65 лет, она ничем не пользуется, так что ничего не стали брать», — говорит он.

Формально обыск был составлен как оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств». «На все мои вопросы они отвечали, что я прохожу свидетелем по делу, по какому делу — не объясняли. Когда все забрали, сказали, чтобы ждал звонка», — вспоминает Комаров.

Через несколько дней Тимофею действительно позвонили и вызвали в новокузнецкий отдел ФСБ. «Там меня опросил оперуполномоченный Сенчихин. Он спрашивал, согласен ли я с лозунгом „Россия для русских“, как я отношусь к другим религиям, к евреям», — вспоминает он. Из протокола следует, что сильнее всего Сенчихина интересовала страница ВКонтакте «Тимофей Комар», принадлежащая Комарову — якобы ее содержание выражало негативное отношение к другим национальностям. На все попытки выяснить, в рамках какого дела ведется беседа, Сенчихин коротко отвечал. «Вы свидетель и все, какая вам разница», — вспоминает новокузнечанин.
Беседа закончилась ничем — когда Комаров подписал протокол опроса, ему сказали, что он свободен. Спустя несколько недель после разговора слесарь вернулся к своей обычной жизни, а УФСБ по Кемеровской области приступило к расследованию уголовного дела по его странице.

Закончив допрос Комарова, Сенчихин составил рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного частью 2 статьи 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). «Получены данные о размещении Комаровым в период с 2014 по 2016 год на своей странице Вконтакте материалов, содержащих признаки экстремистской деятельности на почве национальной неприязни», — писал оперативник.
На основе рапорта старший следователь СО УФСБ капитан юстиции Дмитриев возбудил два уголовных дела по двум аудиозаписям со страницы «Тимофей Комар» — «Бухенвальд Флава feat Ленина Пакет — Убей Иммигранта» и «Цирюльня им. Котовского — Хорошо Быть Хулиганом». Коллега Дмитриева лейтенант Суспицын начал производство третьего дела по картинке о «Совете русских князей» из одного из альбомов Комарова.

Песни, положенные в основу дела, включены в список экстремистских материалов Минюста («Убей Иммигранта» — под номером 1770, а «Хорошо быть хулиганом» — под номером 3363). Согласно статье 20.29 КоАП, за их распространение наступает административная ответственность, объясняет руководитель аналитического центра «СОВА» Александр Верховский. «Тем не менее, четкой практики нет. Если следователь увидит в распространении ранее запрещенного материала преступный умысел, это может стать уже составом уголовного дела. Бывали случаи, когда за распространение одного и того же материала кого-то привлекали к административной ответственности, а кого-то — к уголовной. Тут как повезет», — добавляет он.
Комарову не повезло: к моменту возбуждения дела уже были готовы лингвистические экспертизы. Старший сотрудник экспертного подразделения УФСБ России Ирина Зубкова исследовала все три материала, направленные ей оперативниками, и нашла в них очень много экстремизма. Так, в треке «Убей иммигранта» она обнаружила призывы «бороться, жечь, рубить, взрывать, убивать, избивать, сильно бить с использованием ножей, гранат, пистолетов калибра „Осы“» по отношению к нерусским; в песне «Хорошо быть хулиганом», — призывы нерусских «бить, долбить, мочить, унижать». Наконец, Зубкова изучила полную распечатку страницы Комарова во ВКонтакте на 135 листах. Опытный эксперт с двухлетним стажем работы разбила все публикации на группы «Гражданский протест», «Русский национализм», «Оценка религии» и так далее.

«Анализ блоков позволяет заключить, что пользователь „Тимофей Комар“ негативно относится к действующей власти, хочет распространить информацию о русском национализме, негативно относится к выходцам из Средней Азии и Кавказа и христианству», — заключила эксперт. Призывы к экстремистским действиям она обнаружила только в одном демотиваторе с текстом «Совет русских князей постановил: за убиения ядом лучших людей русских... <> убивать [евреев], 1113 год». «Пользователь указывает на невозможность взаимодействия с евреями и приписывает им враждебные действия», — отметила Зубкова.

Формально Комаров не был фигурантом расследуемого дела, поэтому о проведении экспертизы и других следственных действий его не уведомляли. В августе Комарову вернули жесткие диски и флешки. «Там ничего не обнаружили, и это понятно — в основном компьютер использует мой четырнадцатилетний сын, там игры и фотографии», — говорит он. Тимофей начал понемногу забывать свой визит в ФСБ — оперативники больше не беспокоили ни его, ни его семью.

20 октября Комарову позвонили из банка и сообщили, что его карта заблокирована. Приехав в отделение, мужчина узнал, что попал в список Росфинмониторинга как лицо, причастное к экстремистской деятельности. «В банке сказали — можем выдать только 10 тысяч, а у меня там отпускные были, а в кошельке всего 600 рублей», — вспоминает слесарь. Свое возмущение он решил выразить в отделении ФСБ. «Я покричал в приемной, вышел следователь и заявил, что они не имеют к этому отношения, так как не ведут против меня уголовного дела. Тогда я пошел к судье, что меня штрафовала, но и она заявила, что непричастна. Пришлось писать жалобы в Гепрокуратуру, в прокуратуру района, в Росфинмониторинг», — рассказывает Комаров. Добиться своего исключения из списка ему удалось только через два месяца; все это время, по его словам, ведомства занимались «отписками».

В начале декабря Комарова вызвали в Следственный комитет. Старший следователь Азанова показала мужчине увесистую папку с содержимым страницы «Тимофей Комар»; Комаров впервые понял, что кому-то пришло в голову распечатать всю его страницу, на тот момент уже удаленную. «Следователь объяснила мне, что все это собрали сотрудники Центра „Э“, и что дело она возбуждать не будет», — говорит слесарь. В постановлении об отказе в возбуждении дела Азанова подчеркнула, что у Комарова отсутствовал умысел на возбуждение ненависти или вражды, и сослалась на свободу слова, гарантированную 29 статьей Конституции РФ.

Прокурор, снова суд, обвинение

ФСБ вновь напомнила о себе только после Нового года: оперуполномоченный Сенчихин вызвал на допрос двух коллег подследственного. По словам Тимофея, его знакомым начали внушать, что он экстремист и «призывает всех уничтожить». Разозлившись, мужчина написал жалобы на действия ФСБ в прокуратуру; через несколько дней ему позвонил заместитель прокурора города Александр Рудь и пригласил поговорить. «Я думал, мы обсудим мои жалобы, но речь опять зашла о моей странице Вконтакте. Рудь показал мне подписанное постановление об отказе Азановой, но затем добавил, что правонарушения все же есть, и начал успокаивать — ну чего ты, отделаешься штрафом. Я опять купился», — утверждает Комаров.

Зампрокурора подвез Комарова до Заводского районного суда. В суде произошло почти то же самое, что и полгода назад — судья Полякова признала Тимофея виновным в распространении экстремистских материалов и оштрафовала на полторы тысячи; в коридоре его вновь ждал сотрудник ФСБ — на этот раз следователь Попов.
Попов объяснил оштрафованному, что ему придется пойти в отделение ФСБ. «Там он заявил, что заведено дело о призывах к экстремизму по моей странице, что я пока свидетель, но скоро это изменится, и предлагал признать вину и взять особый порядок. За это мне обещали всего четыре года. Если не соглашаюсь, обещал найти 12 эпизодов вместо существующих трех и закрыть надолго», — вспоминает слесарь. На все предложения Комаров ответил отказом; через неделю, когда он стал подозреваемым, а затем и обвиняемым, он и вовсе отказался давать показания, сославшись на 51 статью Конституции. «До момента, когда мне сказали, что против меня есть дело какое-то, я даже не подозревал о нем. Страницу я давно удалил, там было всего 25 друзей. Они постоянно говорили, что вот сейчас-то ко мне претензий не будет, а потом ошарашили», — негодует Комаров.

В конце апреля следствие по делу Тимофея Комарова было завершено. Сейчас обвинительное заключение направлено на утверждение в прокуратуру. Тимофей вместе со своим адвокатом намерены заказать независимую экспертизу материалов для суда.

Открытая Россия будет следить за уголовным делом сибирского слесаря.

Comments

(Anonymous)
May. 26th, 2017 08:57 am (UTC)
http://kosarex.livejournal.com/2842804.html
Спецслужбы-Полиция-Бизнес....
;;;Один из методов это получить деньги со стороны за конкретную политическую или иную акцию. Например, кто-то хочет закрыть рынок и построить иной объект, необходимо народное возмущение. До этого народное возмущение преступностью давили, а тут надо разогреть. Нужно найти куратора над молодежной группировкой и устроить акцию протеста по поводу очередного убийства, дать деньгу куратору на лапу. Если уважаемый банкир, кредитующий будущее строительство, пошлет своего человека платить напрямую молодежной группировке, то его схватят с поличным, начнут деньги выдаивать за провоцирование беспорядков. Зато спецслужбы или полицию схватить за руку сложнее. Правда, расценки будут значительно выше, но это уже не важно. Большие потенциальные доходы от коммерческого проекта себя окупят. Да и банкиру даже тысяча зарплат майора не слишком большие деньги, а майор и за меньшие деньги захочет работать.;;;

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong