?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На удивление адекватная статья на "Открытой России". Обычно туда как не зайдёшь из любопытства, хочется сразу в душ и долго-долго оттираться жёсткой мочалкой, а тут глядишь ты...

Днем 17 июня 2016 года жителю Новокузнецка Тимофея Комарова позвонил участковый Николай Яштылов — старый знакомый Комарова. «Зайди ко мне», — сказал участковый. Решив, что Яштылов хочет повидаться с ним «по старой памяти», мужчина оделся и пошел в отдел полиции «Заводской».
Участковый встретил посетителя у дверей ОВД. «Тебя ФСБшники ищут, скорее всего, что-то на тебя в интернете нашли», — предупредил он. В кабинете действительно сидели двое незнакомцев с удостоверениями сотрудников Федеральной службы безопасности; они предложили мужчине сесть и поговорить. Тогда Комаров еще не знал, что знакомство с ФСБшниками затянется, а его страница во ВКонтакте станет поводом для возбуждения трех уголовных дел.




Свастика, суд, опрос

Тимофей Комаров, сорокалетний слесарь-ремонтник Западно-Сибирского металлургического комбината, вспоминает, что сильно удивился присутствию сотрудников ФСБ. По его словам, раньше он никогда не попадал в поле зрения полицейских, и уж тем более сотрудников спецслужб. «Сейчас мы пойдем в суд», — объяснили ему, на все попытки выяснить, зачем, Комарову отвечали «узнаешь».

После недолгих препирательств мужчину отвели в Заводской районный суд, где судья Марина Полякова признала его виновным в демонстрации нацистской символики (часть 1 статьи 20.3 КоАП РФ). В постановлении отмечено, что Комаров на своей странице ВКонтакте «допустил публичное демонстрирование символики НСДАП», а именно — свастики. «Я читал книгу про историю НСДАП, потом удалил ее, а картинка осталась в сохраненных. Вот они ее и нашли», — объясняет мужчина. На заседании он признал свою вину и отделался штрафом в полторы тысячи рублей.

Выйдя из зала, Комаров встретил тех же самых ФСБшников — они ждали его в коридоре. Тимофею объяснили, что домой он поедет не один, так как у него проведут обыск. «Мне показали бумаги о том, что у меня будет обыск, подписанные судьей. Вызвонили двух понятых, посадили в машину», — вспоминает Тимофей. По его словам, сотрудникам спецслужбы было «очень удобно» обыскивать его, так как он недавно переехал в новую квартиру и не до конца распаковал вещи. «Все коробки были подписаны, они вскрыли те, что с электроникой, достали из компьютеров жесткие диски, все флешки, карты памяти и упаковали в мешок. Потом поехали на квартиру к моей матери, там тоже искали, но ей 65 лет, она ничем не пользуется, так что ничего не стали брать», — говорит он.

Формально обыск был составлен как оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств». «На все мои вопросы они отвечали, что я прохожу свидетелем по делу, по какому делу — не объясняли. Когда все забрали, сказали, чтобы ждал звонка», — вспоминает Комаров.

Через несколько дней Тимофею действительно позвонили и вызвали в новокузнецкий отдел ФСБ. «Там меня опросил оперуполномоченный Сенчихин. Он спрашивал, согласен ли я с лозунгом „Россия для русских“, как я отношусь к другим религиям, к евреям», — вспоминает он. Из протокола следует, что сильнее всего Сенчихина интересовала страница ВКонтакте «Тимофей Комар», принадлежащая Комарову — якобы ее содержание выражало негативное отношение к другим национальностям. На все попытки выяснить, в рамках какого дела ведется беседа, Сенчихин коротко отвечал. «Вы свидетель и все, какая вам разница», — вспоминает новокузнечанин.
Беседа закончилась ничем — когда Комаров подписал протокол опроса, ему сказали, что он свободен. Спустя несколько недель после разговора слесарь вернулся к своей обычной жизни, а УФСБ по Кемеровской области приступило к расследованию уголовного дела по его странице.

Закончив допрос Комарова, Сенчихин составил рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного частью 2 статьи 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). «Получены данные о размещении Комаровым в период с 2014 по 2016 год на своей странице Вконтакте материалов, содержащих признаки экстремистской деятельности на почве национальной неприязни», — писал оперативник.
На основе рапорта старший следователь СО УФСБ капитан юстиции Дмитриев возбудил два уголовных дела по двум аудиозаписям со страницы «Тимофей Комар» — «Бухенвальд Флава feat Ленина Пакет — Убей Иммигранта» и «Цирюльня им. Котовского — Хорошо Быть Хулиганом». Коллега Дмитриева лейтенант Суспицын начал производство третьего дела по картинке о «Совете русских князей» из одного из альбомов Комарова.

Песни, положенные в основу дела, включены в список экстремистских материалов Минюста («Убей Иммигранта» — под номером 1770, а «Хорошо быть хулиганом» — под номером 3363). Согласно статье 20.29 КоАП, за их распространение наступает административная ответственность, объясняет руководитель аналитического центра «СОВА» Александр Верховский. «Тем не менее, четкой практики нет. Если следователь увидит в распространении ранее запрещенного материала преступный умысел, это может стать уже составом уголовного дела. Бывали случаи, когда за распространение одного и того же материала кого-то привлекали к административной ответственности, а кого-то — к уголовной. Тут как повезет», — добавляет он.
Комарову не повезло: к моменту возбуждения дела уже были готовы лингвистические экспертизы. Старший сотрудник экспертного подразделения УФСБ России Ирина Зубкова исследовала все три материала, направленные ей оперативниками, и нашла в них очень много экстремизма. Так, в треке «Убей иммигранта» она обнаружила призывы «бороться, жечь, рубить, взрывать, убивать, избивать, сильно бить с использованием ножей, гранат, пистолетов калибра „Осы“» по отношению к нерусским; в песне «Хорошо быть хулиганом», — призывы нерусских «бить, долбить, мочить, унижать». Наконец, Зубкова изучила полную распечатку страницы Комарова во ВКонтакте на 135 листах. Опытный эксперт с двухлетним стажем работы разбила все публикации на группы «Гражданский протест», «Русский национализм», «Оценка религии» и так далее.

«Анализ блоков позволяет заключить, что пользователь „Тимофей Комар“ негативно относится к действующей власти, хочет распространить информацию о русском национализме, негативно относится к выходцам из Средней Азии и Кавказа и христианству», — заключила эксперт. Призывы к экстремистским действиям она обнаружила только в одном демотиваторе с текстом «Совет русских князей постановил: за убиения ядом лучших людей русских... <> убивать [евреев], 1113 год». «Пользователь указывает на невозможность взаимодействия с евреями и приписывает им враждебные действия», — отметила Зубкова.

Формально Комаров не был фигурантом расследуемого дела, поэтому о проведении экспертизы и других следственных действий его не уведомляли. В августе Комарову вернули жесткие диски и флешки. «Там ничего не обнаружили, и это понятно — в основном компьютер использует мой четырнадцатилетний сын, там игры и фотографии», — говорит он. Тимофей начал понемногу забывать свой визит в ФСБ — оперативники больше не беспокоили ни его, ни его семью.

20 октября Комарову позвонили из банка и сообщили, что его карта заблокирована. Приехав в отделение, мужчина узнал, что попал в список Росфинмониторинга как лицо, причастное к экстремистской деятельности. «В банке сказали — можем выдать только 10 тысяч, а у меня там отпускные были, а в кошельке всего 600 рублей», — вспоминает слесарь. Свое возмущение он решил выразить в отделении ФСБ. «Я покричал в приемной, вышел следователь и заявил, что они не имеют к этому отношения, так как не ведут против меня уголовного дела. Тогда я пошел к судье, что меня штрафовала, но и она заявила, что непричастна. Пришлось писать жалобы в Гепрокуратуру, в прокуратуру района, в Росфинмониторинг», — рассказывает Комаров. Добиться своего исключения из списка ему удалось только через два месяца; все это время, по его словам, ведомства занимались «отписками».

В начале декабря Комарова вызвали в Следственный комитет. Старший следователь Азанова показала мужчине увесистую папку с содержимым страницы «Тимофей Комар»; Комаров впервые понял, что кому-то пришло в голову распечатать всю его страницу, на тот момент уже удаленную. «Следователь объяснила мне, что все это собрали сотрудники Центра „Э“, и что дело она возбуждать не будет», — говорит слесарь. В постановлении об отказе в возбуждении дела Азанова подчеркнула, что у Комарова отсутствовал умысел на возбуждение ненависти или вражды, и сослалась на свободу слова, гарантированную 29 статьей Конституции РФ.

Прокурор, снова суд, обвинение

ФСБ вновь напомнила о себе только после Нового года: оперуполномоченный Сенчихин вызвал на допрос двух коллег подследственного. По словам Тимофея, его знакомым начали внушать, что он экстремист и «призывает всех уничтожить». Разозлившись, мужчина написал жалобы на действия ФСБ в прокуратуру; через несколько дней ему позвонил заместитель прокурора города Александр Рудь и пригласил поговорить. «Я думал, мы обсудим мои жалобы, но речь опять зашла о моей странице Вконтакте. Рудь показал мне подписанное постановление об отказе Азановой, но затем добавил, что правонарушения все же есть, и начал успокаивать — ну чего ты, отделаешься штрафом. Я опять купился», — утверждает Комаров.

Зампрокурора подвез Комарова до Заводского районного суда. В суде произошло почти то же самое, что и полгода назад — судья Полякова признала Тимофея виновным в распространении экстремистских материалов и оштрафовала на полторы тысячи; в коридоре его вновь ждал сотрудник ФСБ — на этот раз следователь Попов.
Попов объяснил оштрафованному, что ему придется пойти в отделение ФСБ. «Там он заявил, что заведено дело о призывах к экстремизму по моей странице, что я пока свидетель, но скоро это изменится, и предлагал признать вину и взять особый порядок. За это мне обещали всего четыре года. Если не соглашаюсь, обещал найти 12 эпизодов вместо существующих трех и закрыть надолго», — вспоминает слесарь. На все предложения Комаров ответил отказом; через неделю, когда он стал подозреваемым, а затем и обвиняемым, он и вовсе отказался давать показания, сославшись на 51 статью Конституции. «До момента, когда мне сказали, что против меня есть дело какое-то, я даже не подозревал о нем. Страницу я давно удалил, там было всего 25 друзей. Они постоянно говорили, что вот сейчас-то ко мне претензий не будет, а потом ошарашили», — негодует Комаров.

В конце апреля следствие по делу Тимофея Комарова было завершено. Сейчас обвинительное заключение направлено на утверждение в прокуратуру. Тимофей вместе со своим адвокатом намерены заказать независимую экспертизу материалов для суда.

Открытая Россия будет следить за уголовным делом сибирского слесаря.

Comments

serg07011972
May. 24th, 2017 08:53 pm (UTC)
Да уж...

Очень знакомая картина.

Такие же беседы и действия в отношение меня пытались проводить "работники" ЦПЭ, "работник" ФСБ из отдела по "защите конституционного строя", следователь следственного комитета. Но у них что-то не сложилось, и с июня 2015-го эти структуры меня не беспокоят.
(Anonymous)
May. 25th, 2017 10:24 am (UTC)
Что именно сотрудниками и какие действия предпринимались чтобы они тебя не беспокоили?
serg07011972
May. 25th, 2017 10:43 am (UTC)
Сначала пригласили в ЦПЭ на опрос (какой-то деятель написал на меня заявление, что я, якобы, "готовлю государственный переворот в РФ"). В опросе я написал, что всё это - бред, никакого переворота я не готовлю.

Потом пригласил ФСБ-шник побеседовать, якобы, по поводу гуманитарной помощи, которую я отправлял в Донбасс летом 2014-го. Но разговор в основном он пытался вести о моих знакомых, я сказал, что плохо себя чувствую и перечисляемые им имена мне ничего не говорят.

21 июня 2015-го (в воскресный день)меня пригласил следователь следственного комитета для опроса. Оказалось, что в Следственный Комитет из ФСБ на меня пришли документы, что я, якобы - "экстремист" (была приложена ФСБ-шная "экспертиза" на какой-то пост в социальных сетях, относящийся к весне 2014-го (якобы пост на аккаунте, который, якобы, принадлежит мне). В том посте критиковались действия Меджлиса крымских татар, направленные на дестабилизацию ситуации в Крыму весной 2014-го. В ФСБ-шной экспертизе говорилось, что Меджлис олицетворяет собой крымско-татарский народ, любая критика действий Меджлиса является "разжиганием национальной розни" и экстремизмом. Следователь предложил мне сделать признательные показания, иначе он грозился возбудить уголовное дело против меня. Я взял 51 статью Конституции. Следователь предложил мне подумать и пригласил опять для дачи показаний на следующий день, 22 июня. 22 июня я опять взял 51 статью Конституции. Следователь говорил, что он "мой лучший друг" и необходимо сознаться, иначе он посадит меня на 4 года. Следователь опять предложил подумать и пригласил к себе на следующий день. 23 июня я опять взял 51 статью Конституции. После чего следователь пожал мне руку и сказал, что больше беспокоить меня не будет.

С тех пор ни ЦПЭ-шники, ни ФСБ-шники, ни следственный комитет меня пока не беспокоят.
(Anonymous)
May. 25th, 2017 03:41 pm (UTC)
Спасибо за информацию. Повезло тебе, что видимо интереса особого тебя закрыть не было. Ну и сам молодец, что держался.

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong